Главная

Полезные ссылки

Женская Латина

Бальные туфли

Обувь для бальных и социальных танцев...
Народная обувь

Народные туфли

Характерная и народная обувь для танцев...

Статьи и Публикации

Главная » Статьи » Культура и искусство

Театр
Театр
Обувь для бального танца, народная и сценическая обувь из натуральной кожи на сайте dance1.com.ua

«...В театре я сделал праздник глаза и поэзию...»
Эти слова принадлежат К. Коровину и выражают самое существо искусства выдающегося мастера русской декорации. Но признание пришло « художнику далеко не сразу. Первые его шаги на сцене Большого театра, куда Коровин вместе с Головиным были приглашены по рекомендации их учителя В. Поленова, оказались мучительно трудными. Молодые художники натолкнулись на дремучую косность оформительских традиций. Головин и Коровин, продолжая начатую в мамонтовской опере реформу, несли на сцену настоящую живопись, в которой была непосредственность реальной жизни, дух эпохи, большая художественная правда.
Уже в первой постановке на сцене Большого театра в опере «Ледяной дом» Головин создал декорацию невиданного до сих пор в этом театре драматизма. Мрачная эпоха Бирона передавалась в ночной картине с деревянным помостом и виселицей на нем, силуэт которой вырисовывался < на фоне тающего в предрассветной темноте петербургского пейзажа и затянутого тяжелыми тучами неба.
В 1900 году Коровин и Головин создают декорации для балетного спектакля «Дон Кихот», поставленного А. Горским. На сцене, по свидетельству рецензента, были «живые краски, настоящее солнце, настоящая луна, большое оживление, много веселья, много непосредственности...».
Содружество Коровина и Головина дало еще несколько спектаклей. В Большом театре они выпустили «Лебединое озеро», «Русалку»; 
на сцене Мариинского театра в Петербурге показали «Демона» и «Руслана и Людмилу». Так совместными усилиями 
художники ломали рутину и утверждали на сцене принципы реалистической живописи. А затем пути художников разделились. 
Головин уехал работать в Петербург, где в полной мере раскрылась его индивидуальность как театрального художника. 
Он пойдет своей дорогой, которая пересечется с творчестном таких выдающихся режиссеров, как Вс. Мейерхольд и М. Фокин. Но об этом — наш рассказ впереди.
Коровин остался в Москве, в Большом театре. Иногда он работал и на драматической сцене. Для Малого театра он создает декорации .к спектаклям «Буря» и «Макбет», для Александрийского — «Вишневый сад» и «Живой труп». Но призвание художника — музыкальный театр. Здесь он не только продолжает традиции Васнецова и Поленова, но и делает шаг к более углубленному пониманию музыкальности живописи для спектаклей оперы и балета.
Еще в своих постановках на сцене мамонтовского театра Коровин показал, что ему уже мало создания декорации жизненно правдивой, рассказывающей о месте действия. Художник хочет выразить музыку, выразить через цвет. Как и в станковых работах, Коровин в театре стремился не к воссозданию реальности, а к раскрытию своего эмоционального переживания,, рождаемого музыкой.
В своих декорациях к оперным и особенно балетным спектаклям Коровин выступад как мастер симфонической живописи, В этом смысле он опережал свое время.
Он умел удивительно чутко слышать музыку и переводить музыкальные образы на язык изобразительного искусства. Оставаясь верным жизненной правде, с вдохновенным лиризмом воспевая радость бытия, Коровин поднимался над бытовым правдоподобием. Главным его достижением было создание декорации настроения, которая всем своим образным строем передает существо происходящего на сцене.
Декорацию настроения искал и К. Станиславский уже в первых спектакля?; Художественного театра. Но не Коровин стал союзником режиссера. Встретившись еще в Алексеевском кружке, где начинал свою деятельность будущий великий режиссер, а затем в работе над инсценировкой «Села Степанчикова» в Обществе литературы и искусства, Станиславский и Коровин не нашли общего языка, хотя в основе своей их устремления совпадали. Причина была в различии творческого мышления. Коровин — прирожденный художник музыкального театра, шел к декорации настроения через обобщенные живописно-симфонические образы. В драматическом же театре — иная мера условности, определяемая уже не Музыкой, а пьесой. И когда Станиславский поставил перед собой задачу максимально приблизить драматический театр к жизни, изгнать из него всяческую неправду, в том числе и неправду декорационную, он, естественно, обратился за помощью не к Коровину, а к В. Симову.

Рейтинг: 0.0/0
Категория: Культура и искусство | Добавил: master (25.02.2014)
Просмотров: 679
Нравится
Всего комментариев: 0
avatar

Форма входа

Наш опрос

Для чего вы пришли на сайт?
Всего ответов: 511

Корзина

Ваша корзина пуста

Снами сегодня

На сайте:
Сейчас на сайте: 1
Зрителей: 1
Пользователей: 0

Были:
  Rambler's Top100